11:53 

Мистическая Новороссия

Роман Михайлов

Доктор физико-математических наук, профессор РАН, автор более 60 научных работ. Живет в Санкт-Петербурге.

На Донбассе нет «нескольких дней» в обычном понимании, там время течет по-иному. Эти несколько дней ощущений и рассказов людей о бомбежках, смерти, окопах, новом мире, протянулись и захватили все осознание. Когда вернулся, поймал себя на мысли, что тянет обратно. На этот странный ритм легко подсесть как на наркотик — не сможешь жить и действовать без поездок на Донбасс. Попробую раскрыть этот момент.

Коменданты мистической Новороссии

Перед поездкой сопровождавшие нас ополченцы посоветовали выбросить из головы все, что я слышал о Донбассе: «Вот съездишь — и составишь свое представление, а телевизору и интернету верить не стоит». Но представление у меня-таки было, и оно складывалось не из внешних источников, а из сна 2014-го года. В этом сне мы поехали на машине в незнакомом направлении и попали на территорию, которая на карте была отмечена как Новороссия. Там был вокзал, рельсы, люди. Я вышел из машины и начал наблюдать за происходящим. Появились пять человек очень впечатляющей внешности, их глаза просверливали пространство точно, жестко, на них была темная широкая одежда, балахоны, черные покрывала. Они прошлись по вокзалу, внимательно вглядываясь в людей. Они были скорее церковные, чем лесные, но несколько неправильно церковные, показалось, что они контролируют кусочек мистической сферы, являются, видимо, комендантами мистической Новороссии. Прошло два с лишним года, я стоял в ночи около Харцызска и рассказывал этот сон ополченцам. Мы ехали в Луганск, на похожей машине, с похожими ощущениями. Ожидания совпали с реальностью.

Переживание альтернативного настоящего

Вечером перед поездкой я узнал о смерти друга юности, которому по жизни много чем обязан. Это был удивительный человек, знаток восточных языков, проживший в Восточной Азии лет пятнадцать. А умер он от медицинской ошибки, во время довольно стандартной операции врач случайно перерезал аорту, и он умер от потери крови. Поехал я в состоянии тяжести, а по приезде в Москву оказалось, что человек, который собирался везти на машине в Донецк, заболел. Ничего не осталось, как взять билет на самолет до Ростова. Из Ростова до Донецка на такси. Поселился в доме с ополченцами, с которыми заранее договорился о поездке, на окраине Донецка. А дальше погрузился в их рассказы, ощущения, звуки Донбасса.

Общение с ополченцами произвело сильное впечатление. Более того, произошло переживание альтернативного настоящего. Они сказали, что по человеку видят, что было бы с ним в бою. И сказали, что меня бы убило в бою, в грудь, что я попер бы вперед. Это прочувствовалось в то мгновение, показалось, что я стал одним из них, только малоразумным и дерзким, идущим вперед, убитым.

Изнанка мира

Иловайск-Макеевка-Донецк-Торез-Красный Луч-Луганск — везде холодный пронзающий ветер и пульсация немыслимой силы — как же мне плохо, как же мне хорошо. Как такое может присниться? Старший сын обнимает, плачет, не хочет отпускать на войну. Но ведь там не война, все будет хорошо, я еду делать добро людям, а не воевать. А там война и невойна, там расслоено пространство, не знаешь, куда впишешься — в какой слой, там иное отношение к карте, надо перемещаться по территории так, чтобы не попасть под обстрелы. Школьники Донецка узнают меня, подходят, делают селфи. Там разные вариации настоящего — их можно просматривать. Черные птицы, смотрящие на туман, холодная тишина, вздрагивание в ночи — обстреливают окраину? нет? позавчера в это время уже обстреливали. Рассказы местных об аде — мы сидим и плачем все вместе. Можно вскинуть руки и пространство сольется с внутренностью — придется плакать уже от счастья. Слои в себя впустили и показали изнанку мира.

Идти на зов невидимой матери

И все-таки здесь идет война, настоящая война. Эти дни я провел с людьми, которые бросили все и поехали на войну, защищать мир, в который они верят. Они рассказывали о смерти боевых товарищей в леденящих деталях, о боевых действиях. Никакого упоения или наслаждения от рассказов о насилии я не услышал. Более того, никакой ненависти к противнику. Есть жесткие условия — надо победить в войне, иначе тебя уничтожат. В рамках этих условий эта тема и раскрывалась.

В 90-е мы смотрели на мир вокруг, понимали, что происходит много ужасного, но любая альтернатива в плане действия приводила не в лучший план — в мир криминала. Мы замыкались в своих подвалах, в своих подворотнях, сектах, и создавали миф, в котором есть иное действие, светлое, в котором существуют смелые воины, не боящиеся отдать жизнь за новый мир. Ты поверишь, если скажу, что в ополченцах я увидел определенную реализацию того мифа? Увидел светлых людей, готовых умереть за идею и веру.

Прекрасно представляю, какой ужас перед ними должны испытывать, скажем, представители прозападной интеллигенции. Создается культура бережливого прозябания, мирного протеста, социальных сетей, виртуальной реальности, а тут тысячи людей, вопреки всему, едут на войну — добровольно, не за деньги, каждый за свою идею. Коммунисты, монархисты, националисты, анархисты — в 2014-м году их словно позвала невидимая Мать, они бросили все и поехали к ней на встречу, а многие из них — на последнюю встречу в их жизни. Они поехали не из-за какой-то пропаганды, не по чьему-то указанию, а следуя своей сущности. Поехали, погибли или покалечились — это не вписывается в ритм бессмысленного хохота и комфорта или в ценности стерильного мира.

Ополченец, который погиб в одном из боев, ходил по передовой и спрашивал бойцов об их ощущениях, кем они себя воспринимают, в смысле: белыми офицерами, сражающимися за царя, красноармейцами, строящими новый мир или советскими солдатами, противостоящими немецким войскам. И оказывалось, что ощущения и примерные самоидентификации сильно различаются. Это пространство соткано из разных представлений о войне и мире.

По другую сторону баррикад

Действие по другую сторону также склеивается из разных представлений. Хватает и прозападников, и националистов. Те же правосеки имеют помимо жесткой националистической идеологии вполне левую окраску, ненавидят власть капитала, Запад для них — такой же враг. Но есть момент, который серьезно разделяет эти две стороны — это СССР, советская история, эстетика. В непрерывном потоке лжи, исходящем из уст нынешней украинской власти, недавно прозвучало нечто правдоподобное: «Украина воюет, чтобы похоронить Советский Союз в головах людей». Стерилизация, страх, стерилизация, страх. По эту сторону тоже хватает ненавистников СССР, те же неонационалисты, белые имперцы, но вот по ту сторону точно уж мало коммунистов и советских патриотов. СССР — это пространство, в котором граница между Россией, Украиной, Белоруссией, Прибалтикой, существует лишь на карте, и то жидким штрихом. СССР — это пространство, в котором невозможна данная война.

«Метафизика — это левое, диалектика — правое». Это мне сказал ополченец. Показалось, что он мыслит Новороссию как очень широкое метафизическое явление, происходящее повсюду, а Донбасс — как передовую Новороссии, как сопротивление гигантской паранойе, идущей из стерильного полюса.

Потоки холодного солнца

Должен признаться, что не очень понимаю степь как стихию. ДНР мне показалась живым многослойным подвижным миром, богатым на разные отношения, с постоянно сменяющимися слоями радости, печали, угара. Когда мы въехали в ЛНР, я оказался в своем глубинном детстве, мне стало очень хорошо. Будто лег на руки к матери, закрыл глаза.

Вскрыло меня на границе ДНР и ЛНР, около Красного Луча, все отметили, что у меня изменилось лицо в плане строения, выделенности глаз и щек; и сейчас трудно отделить субъективное от объективного, там произошла встреча с Солнцем. Показалось, что сейчас у людей отвалятся носы и откроется запретное зрение. Как же повезло, что мы оказались там не в хорошей погоде, а в суровом леденящем ветре, за секунды просверливающим насквозь все тело. Опять же. Там нет дремучего ужаса, там нет страха вообще, ополченцы рассказывали, как проносятся пули над головой — будто хлопаются двери в гигантском опустелом замке, лишенном каких-либо призраков. Там не задерживаются умершие, их сразу уносит светом куда полагается, там нет «присутствия» на могилах, там струящиеся потоки холодного солнца. Там можно очиститься в мгновение, словно встать под ледяной душ, проходящий через нутро.

Местные сравнивают Донецк с Москвой, а Луганск с Питером. В плане денег — да. Но Питер — очень темное пространство в разных отношениях. Полгода ночь фактически, ночь, дождь, депра и потекший в голове арт. В Питере хорошо двигаться по альтернативе, болеть, Питер — болотистая и женская тема, Питер очень шактичен, в Питере можно выхватить альтернативную психически нездоровую силу и на ней выстроить движение. В Москве с такими темами уволят, лишат денег и статусности. Если Луганск — это Питер, то все темы в нем должны начинаться с закатом, весь контрдвиж, мистическое рассыпание и растекание. Возможно, это была ошибка — не остаться в Красном Луче на ночь, говорят, там много ведьм, правда, неясно, как они могут варить свои корешки, там же нет дремучести, там если что, горизонтальный столп света фигачит насквозь, даже в подвале не спрятаться — мистический обстрел всего сущего. «Здесь много ведьм» могло прозвучать по-иному без Солнца. Мне трудно это осознать, как и трудно осознать степь как основную стихию, лишенную болотистости. Что случается в степи, когда заходит Солнце. Кажется, я что-то не то начал рассказывать…

Дорога Донецк-Луганск заняла пять часов! Иное отношение к карте, реально. Ошибки в дороге могут привести под обстрел или в плен. В Луганске нас тепло встретили, усадили за большой стол, покормили, рассказали о жизни, о том, как переправляются на лодках в закрытые места, об ужасах войны. Я еще не отошел от дорожной помятости и выступил там не очень, слабее, чем в Донецке.

А вот места от границы ЛНР, Каменск, там где Шахты, показались тревожными и не по-доброму смотрящими, хотя здоровыми. Там хорошо беглым арестантам, там огороды, кустарники и багровая тьма. Пространство не очищено светом, в отличии от дорог ЛНР, там прячется что-то по-нехорошему опасное. Вся метафизика свернута в себя как скатерть с запретного стола. Когда попали туда, не возникло ощущения «ну вот, теперь мы дома», наоборот, дома мы были в ЛНР, а теперь попали в опасный перевалочный пункт, соединяющий дом с другим домом.

Люди живут любовью

Чем живут люди ДНР и ЛНР? Как и везде — любовью. Водят детей в детские сады, влюбленные обнимают друг друга на остановках, ждут тепла и мира.

По ощущениям, Донбасс — многослойная реальность. Жители центра Донецка и окраин Донецка по-разному воспринимают войну. В центре Донецка работают супермаркеты, рестораны, клубы, а окраина обстреливается чуть ли не каждую ночь. Довелось услышать о том, что некоторые жители окраин даже сейчас возвращаются с работы домой ползком, а некоторые уже настолько устали бегать в подвал во время обстрелов, что уже думают «будет что будет, убьют так убьют». Что говорить про разбомбленный Луганск и окраины. Участники разных стадий военных действий тоже принадлежат разным слоям. Что я услышал четко от ополченцев, так это деление ими людей на тех, кто был непосредственно внутри войны и тех, кто остался снаружи. Правда, они рассказывали также о тех, кто проходил по касательной — вроде бы участвовал в боевых действиях, но как-то по краю, без прямого действия. Также они рассказывали о людях символов и людях знаков, о стихиях различной пассионарности.

Мне не показалось, что ополченцы, с которыми довелось пообщаться, нуждаются в идеологических авторитетах. Они выражали восхищение определенными людьми, но это были, как правило, их боевые товарищи. Они смотрят на действие через призму непосредственного боя, для них авторитет — это тот, кто понимает военное дело здесь и сейчас, знает, куда идти, где останавливаться, к чему прислушиваться. Показалось, что они смотрят на политиков, арт-деятелей, связанных с Донбассом, как на людей иного слоя, людей «не совсем в теме». Смешно подумать, как они меня восприняли — такого заезжего касатика, толкающего мутные телеги о мистическом коммунизме и структуре всего.

Война не прекращалась, она лишь вошла в менее активную фазу, в любой момент может произойти новая вспышка. К минским соглашениям разное отношение. Вообще, впечатляет разнообразие мнений людей Донбасса. Кажется, что они связаны не идеологией и не оценками, а чем-то более глубоким. Ополченец мне сказал, что будущее — это то, что мы построим, а не то, что нам навяжут.

Выстроить связь

Вообще, я счастлив, что съездил на Донбасс, выступил перед школьниками, пообщался с людьми. Выступления были предельно аполитичными, речь шла о том, что именно они — дети Донбасса, спустя годы будут задавать климат региона, поэтому им важно подцепить понимание современной культуры и науки, пусть приезжают в Москву, Питер, пусть пытаются сдать экзамены, учиться. Каждый, кому это удастся, выстроит связь, нить внутри нашего пространства, которая даст новую силу для решения конфликта. Как еще мы, люди культуры и науки, можем сейчас помочь? Да прямо: поехать туда, выступить с лекциями, спектаклями, концертами, рассказать о своем понимании происходящего, услышать истории людей, живущих внутри войны. Это пронзает, встряхивает всю внутренность, отделяет серьезное от несерьезного.

2016

oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/mistich...

@темы: Роман Михайлов, Новороссия, Донбасс в огне

21:42 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:45 

«Договор» и «вручение себя» как архетипические модели культуры

Юрий Лотман

Лотман Ю. М. «Договор» и «вручение себя» как архетипические модели культуры // Лотман Ю. М. Избранные статьи: В 3 т. — Т. 3. — Таллинн: Александра, 1993. — 480 с. — С. 345-355.

Анализируя наиболее архаические социокультурные модели, мы можем выделить, в частности, две, представляющие особый интерес в свете их дальнейших трансформаций в истории культуры. С известной степенью условности одну из них мы будем именовать магической, другую — религиозной. Необходимо сразу же подчеркнуть, что речь идет не о каких-либо реальных культурах, а о типологических принципах. Выявившиеся в истории культуры религии чаще всего сложно составляются из обоих элементов. В некоторых мировых религиях, по нашей терминологии, доминирует магия.

Магическая система отношений характеризуется:

1. Взаимностью. Это означает, что участвующие в этих отношениях агенты оба являются действователями; например, колдун совершает определенные действия, в ответ на которые заклинаемая сила совершает свои. Односторонние действия в системе магии не существуют, так как если колдун в силу своего незнания совершает неправильные действия, которые бессильны вызвать заклинаемую силу и заставить ее действовать, то такие слова и жесты в системе магии действиями не признаются.

2. Принудительностью. Это означает, что определенные действия одной стороны влекут за собой обязательные и точно предусмотренные действия другой. В магических отношениях зафиксированы многочисленные тексты, свидетельствующие о том, что колдун заставляет потустороннюю силу явиться и действовать против её воли, хотя и располагает меньшей мощью. Совершение определенных действий одной стороной требует ответных определенных действий со стороны другой. В этом случае власть как бы распределяется поровну: потусторонние силы властны над колдуном, а он властен над ними.

3. Эквивалентностью. Отношения контрагентов в системе магии носят характер эквивалентного обмена и могут быть уподоблены обмену конвенциональными знаками.

4. Договорностью. Взаимодействующие стороны вступают в определенного рода договор. Договор этот может иметь внешнее выражение (заключение контрактов, клятвы соблюдения условий и т.п.) или быть подразумеваемым. Однако наличие договора подразумевает и возможность его нарушения в такой же мере, в какой из конвенционально-знаковой природы обмена вытекает потенциальная возможность обмана и дезинформации1. Отсюда с неизбежностью вытекает возможность различных толкований договора и стремление каждой из сторон вложить в выражение договорных формул выгодное ей содержание.

В основе религиозного акта лежит не обмен, а безоговорочное вручение себя во власть. Одна сторона отдает себя другой без того, чтобы сопровождать этот акт какими-либо условиями, кроме того, что читать дальше
oduvan.org/chtivo/stati/dogovor-i-vruchenie-seb...

@темы: магия, Лотман, культурология

16:28 

Имармений

Эймармене (необходимость) занимает важное место в философии стоиков, для которых мироздание устроено разумно. Соответственно, человек как часть мироздания должен жить согласно природе мира, то есть разумно. Включение любого события человеческой жизни в закономерный ряд необходимых причин и следствий должно снимать эмоциональную реакцию, даже самую острую, показывая человеку его место в гармонично устроенном мироздании. Следуя стоической этике, человек как существо разумное находит в собственном мышлении и правильном понимании опору для противостояния тем явлениям общественной и личной жизни, которые он считает злом. Стоическая необходимость была известна и на Руси.

Христианские книжники узнали концепцию необходимости из полемических греческих сочинений, направленных против язычников. Для русского книжника необходимость, имармений, окрашена однозначно отрицательно, потому что подразумевает, что у человека нет свободы воли, что Господь подчинен необходимости и прочие ужасные вещи. Отождествление эллинского язычества и собственного, славянского язычества - общее место древнерусской литературы. Таким образом, имармений становится Родом, планеты - Рожаницами, и отвергаются все вместе:


ninaofterdingen.livejournal.com/722789.html

@темы: язычество, христианство, имармений, Петрухин

02:17 

Песенка бывшего маршала

Айриэн
Мало ли что под руками твоими поет...
Куда ни глянь — сплошная дрянь, разор, позор и всё,
Расселись в банях по полкам враждебные полки.
Я всю войну не мог сказать, что мой король — осёл:
Король, пожалуй что, похож, но уши коротки.

На месте пашен и садов стоит над гарью хмарь,
А вместо рыцаря с мечом каратель встал с бичом.
Я всю войну не мог сказать, что мой король — глухарь:
Король не слушал никого, но птицы ни при чем.

Бежит народ из деревень, но некуда идти,
Повсюду прах, повсюду страх, повсюду смерть и стон.
Я всю войну не мог сказать, что мой король — кретин:
Король, конечно же, крещен, но суть совсем не в том.

А что там будет впереди — додуматься хитро ль?
Понятно, плаха и палач, толпа, топор и всё.
Я всю войну не мог сказать, что мой король — король,
А даже если и скажу, то это не спасет.

@темы: мои стихи

17:09 

Cornacchia

*Незабудка*
Право на хрупкость
Жутковатые и прекрасные картины и фотоманипуляции.



Ещё очень много

Сайт автора.

@темы: Фотографии, Картины

02:41 

lock Доступ к записи ограничен

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:48 

Президент, как попаданец

Антон Лазарев

Начиная со второй половины 1990 годов, в России крайне популярным стал жанр т.н. «попаданческой литературы», в которой главный герой, таинственным образом забрасывался в иной мир. В прошлое, на иную планету или в некоторый фэнтазийную реальностью – главное, чтобы этот последняя была менее развитой, нежели наше время. Поскольку только в этом случае становится возможным проявление главного свойства «попаданца» – его способности полностью изменить текущую ситуацию. Разумеется, бывали случаи, когда авторы помещали героя в более развитую культуру – хрестоматийный пример тут «Звездные короли» Гамильтона. Но в подобном случае им – авторам – приходилось достаточно сложно «выкручиваться», объясняя, почему случайно попавший человек оказывается эффективнее, нежели аборигены. Впрочем, довольно часто для того, чтобы не натягивать сову на глобус каждый раз, «попаданца» с самого начала наделяют недюжинными способностями. (Физическими или магическими – а то и теми, и теми.)

Но, в любом случае, одно остается неизменным – убежденность в том, что «нужный человек, попав в нужное место», может гарантированно изменить происходящее. Особенно характерно это для русской «попаданческой литературы», которая формировалась, как жанр, «вылупившийся» из чудовищного унижения, нищеты и разрухи 1990 годов. В указанный период, когда Россия находилась на своем историческом минимуме, существующее положение практически всеми воспринималось. как нежелательное – отсюда и повсеместное стремление его изменить. Но одновременно с этим, абсолютное господство антисоветизма приводило к тому, что единственно возможной становилась волюнтаристская модель истории – согласно которой последняя есть ни что иное, как результат деятельности «великих личностей». (На самом деле, это было «чуть подправленное» представление эпохи Традиции, с его акцентацией на полубогах, героях и царях.) В любом случае, заикаться о массах и классах в период, когда любое упоминание марксизма вызывало рвотный рефлекс – в том числе и у тех, кто считал себя левым – было невозможно…

Собственно, это проявлялось не только в «попаданчестве» - реальная история трактовалась так же. Например, пресловутые «репрессии» выводили почти исключительно из «паранойи Сталина», петровские реформы считали обусловленными впечатлением царя от поездки за границу, а опричнину Ивана Грозного – следствием личного садизма Кровавого Тирана. (В подобном изложении главной действующей силой истории вообще оказывалось безумие и извращения – но никого это не пугало. Скорее наоборот – ведь все это намного интереснее скучных идей марксизма про классовую борьбу.) На фоне подобного представления «попаданчество» выглядело естественным и логичным: если реальным королям и царям достаточно было совершить (случайно) одно верное действо для того, чтобы радикально повернуть движение цивилизации, то разве подобное решение, но проведенное сознательно, не будет эффективнее во сто крат?

* * *


В результате чего книжный рынок наполнился невероятным числом самых различных произведений, в которых «наш современник», попав в самые различные времена и реальности, разворачивал ход истории. Он давал советы, как выигрывать войны и как устраивать экономику, вводил самые передовые изобретения – вроде автомата Калашникова, паровой машины или еще чего-то хорошо известного. Достаточного для того, чтобы средний человек 1990 годов чувствовал себя на голову выше своих предков – или еще каких-то там варваров – и одновременно, не слишком запудривал себе голову техническими подробностями. (Впрочем, выходили и произведения для тех, кто именно этими подробностями интересовался в первую очередь – т.н. «заклепочников».)

В общем, примерно полтора десятилетия «попаданчество» цвело и пахло. Правда, уже к концу 2010 годов подобной литературы было издано уже столько, а качество ее – в связи с потребностью в «вале» - упало настолько, что данный жанр стал символом халтуры и дурного тона. Впрочем, до конца остудить авторов не смогло даже это: про «попаданцев» пишут до сих пор – пускай и не в таком количестве. Однако указанный overkill подобной литературы, все-таки, привел к определенным позитивным изменениям. А именно – к тому, что ставшая нормой насмешка над этим жанром привела к появлению понимания, что что-то в ней нечисто не только с исполнением. И, возможно, проблема тут заключена в самой идее «сверхличности», изменяющей мир. Что один лишь современный обыватель, пускай и заброшенный в Средние века, период Великой Отечественной войны или государство эльфов, вряд ли может сделать что-то, особо ценное. Скорее наоборот – попав в глубокое прошлое, он, скорее всего, очень быстро закончит земное существование: от банальной дезинтерии-холеры-пневмонии, от которой мерло и «местное население» в условиях отсутствия медицины; от отсутствия навыков элементарного выживания, которые в свое время знал любой крестьянин; наконец, от непонимания взаимоотношений в тогдашнем социуме. Да и вообще, до недавнего времени к любым чужакам, не инкорпорированным в существующую систему, относились весьма неприязненно.

Впрочем, даже если всемогущей фантазией авторов данные проблемы еще возможно решить – придав «попаданцу» супериммунитет - знание языков - навыки фехтования, а то и просто закинув его в уже существующее «тело» (порой довольно знатное), то это еще ни значит ничего, кроме возможности существовать по нормам описываемого мира. Поскольку никакие знания и умения, которыми может обладать средний – да и не средний – человек, никогда не могут сравниться со знаниями и умениями, необходимыми для целого социума. Иначе говоря, каждое реально ценное открытие – техническое ли, социальное ли – всегда связано с деятельностью множества людей. Скажем, появление огнестрельного оружия требует не только знания состава пороха (кстати, как получить селитру – все знают?), но и наличия приличной металлургии. Которая, в свою очередь, опирается на множество иных технологий. Поэтому создать АК-47, скажем, в екатериненское время невозможно – потому, что тогда просто нет необходимых марок сталей. (Да и вообще, никаких сталей нет – есть только железо, причем довольно невысокого качества.)

А построить доменные печи «попаданцу» вряд ли получится – причем, прежде всего, потому, что никто не сможет выделить столь значительные ресурсы. (Да и нет их – к примеру, огнеупорный кирпич еще не производят.) А ведь металл – это только один из факторов производства. Требуются еще станки, рабочие нужной квалификации и т.д. (Кстати, в реальности именно поэтому сделать массовый автомат не удалось даже в начале 20, когда реальные модели подобного оружия существовали – например, автомат Федорова. Поскольку они имели стоимость, аннулирующую все достоинства.) То есть, любая «техническая» инновация неизбежно требует инновации социальной: создания системы воспроизводства специалистов требуемой квалификации.

* * *

Именно поэтому в реальности тысячи изобретений до поры до времени остаются незамеченными – к примеру, как значительная часть творчества Герона Александрийского или Леонардо Да Винчи. (Кстати, и тот и другой изобретатели, по сути, закрывают «попаденческую тему» более чем полностью. Поскольку представляют собой людей, находящихся «на вершине» социальной пирамиды – однако не могущих воплотить свои идеи в жизнь.) И наоборот – тогда, когда социальная система обладает всеми требуемыми для возникновения новаций параметрами, новаторы всегда «возникнут». Так, например, Германия, до объединения и роста капитализма бывшая «сонным царством», «страной мыслителей и поэтов» (т.е., гуманитариев), после превратилась в настоящую кузницу технических и научных достижений. Настолько, что к концу XIX столетия никто даже не вспоминал, что еще лет сто назад неспособность немцев к техническому мышлению считалось нормой.

То есть, не какая-то, отдельно взятая личность (пусть даже и гениальная) изменяет мир – а, напротив, это мир, достигнув определенного уровня, «призывает» к себе этих самых личностей. Причем, относится это не только к изобретателям и ученым – но вообще ко всем. Смешно, скажем, надеяться, что в стране появится «военный гений», если у нее вообще нет армии. Или есть – в виде «кучи» самонадеянных рыцарей, которых никакими угрозами невозможно заставить подчиняться приказу. Но так же же странно думать, что возможно построить представительскую демократию в мире, где основой экономики выступает натуральное хозяйство – поскольку, в подобном случае единственной заботой каждого человека будет беспокойство о своем «феоде». И лишь развитие разделения труда с возникновением потребности в едином экономическом пространстве дает основание для того, чтобы можно было взглянуть на мир иными глазами, нежели глаза феодального барона.

Короче– вначале условия, а потом изменения, и никогда наоборот. Единственно, может существовать ситуация, когда указанные условия существуют, но неявно, невыраженно – в подобном случае действительно можно подумать, что переустройство общества происходит по мановению руки властителя. Как, например, принято думать о петровских реформах. Но на самом деле, это означает лишь то, что мы не замечаем чего-то важного – скажем, формирования массового служилого сословия в той же допетровской России. Того самого, что с их началом превратится в дворянство – главную опору царя-реформатора…

* * *

В общем, завершить эту тему можно одним: необходимо понимать, что «попаданческое», да и вообще, «героическое» восприятие мира, творимого «великими личностями», есть представление, не имеющее ни малейшего отношения к действительности. Точнее даже – наоборот: представление, вытекающее из изначально неверных посылок, связанных с катастрофическим положением нашей страны во время зарождения данной идеи. Впрочем, можно легко догадаться, что одними только «попаданцами» это явление не ограничивается. Вернее сказать, «попаданцы» есть самое невинное, что только может вытекать из описанной ошибки, поскольку она имеет следствия на порядок серьезнее. Например, именно на ней строится современное «лидерское» - можно было бы сказать даже, «фюрерское» - отношение к политике. В том смысле, что единственной возможностью построения политического движения становится «сплочение вокруг лидера»: Жириновского, Зюганова, Путина, Явлинского и т.д.

Но самым ярким проявлением подобного выступает фигура Президента. Который в нашей стране видится чем-то вроде царя или полубога – всемогущего и всеведущего. Гарант Конституции, как не как. (То есть, получается, что вся законность власти в стране держится на одном человеке.) Кстати, это относилось даже к алкоголику Ельцину, ну, а об нынешнем и говорить нечего. Преклонение перед всемогуществом личности президента настолько велико, что практически всю проводимую политику не только прямо относят на его счет, но и выводят – как уже было сказано – исключительно из личностных особенностей Владимира Владимировича. (Так же, как раньше выводили из личностных особенностей Бориса Николаевича.) Причем, относится это не только к приверженцам действующей власти, но к ее противникам. (Кстати, самыми яркими «путинопоклонниками», судя по всему, выступают украинцы, для которых весь мир представляет собой… арену противостояния со всемогущим Путиным. Как говориться, лучшей иллюстрации идиотизма современного мышления не придумаешь.)

На этом фоне не удивительно, что именно президентские выборы рассматриваются, как ключевые, а победивший кандидат – как тот самый «попаданец», который добрался до самой вершины власти, и готов применить все свои знания для полного изменения мира. Причем, если в «попаданческой литературе» считается, что то, что находится в голове у «среднесовременного» гражданина, есть достаточное для превращения «доставшейся» ему страны во всемирного лидера, то в условиях президентских выпоров так же полагается, что пресловутые «программы» кандидатов есть достаточная вещь для ликвидации всех современных язв. И, таким образом, оказавшись наверху, «гениальная личность» с полным набором всех обывательских банальностей – а именно так можно обозначить указанные «программы» - очень быстро сделает Россию снова великой.

Собственно, именно ради этого выбирали Ельцина – по крайней мере, те 40% населения, что голосовали за него. (А 30%, выбиравших Зюганова, то же самое переносили на него. Причем, даже если в реальности было противоположное соотношение, сути это не меняет.) Так думали те, кто в течение десятилетий голосовал за Путина, за Жириновского, за Явлинского и т.д. Как уже говорилось, никакой разницы между провластными и оппозиционными сторонниками тут нет: любой человек, добровольно опускающий бюллетень в урну, считает, что он тем самым «вершит историю», что от его решения зависит, как будет развиваться страна. Хотя в реальности бюллетень в избирательной урне влияет на судьбу России не намного больше, нежели этот бюллетень в урне мусорной. (Даже вне существующей системы «государственной выборности» и т.д.) Ведь, как уже не раз говорилось, реальный президент имеет лишь ту волю во власти, которую ему дает поддержка его теми или иными политическими силами. И выборы представляют собой всего лишь уточнение того, какая сила в данный момент является наиболее значимой. Ну, а поскольку политика есть наиболее концентрированное выражение экономики, то можно легко догадаться, кто реально определяет, что же будет дальше…
* * *

В общем, чуда не будет. Ни 18 марта 2018 года, ни когда-нибудь еще. Не явится с небес всемогущий «попаданец», способный принести с собой могущество, богатство и процветание – и не выведет Россию во всемирные лидеры, не даст зарплату на уровне США и пенсию на уровне Европы, не построит идеальные дороги и современную промышленность и вообще, не усыплет небо алмазами. Поскольку в реальности все это делается совершенно по другому. Как там поется в старой песне: «Никто не даст нам избавленья – ни Бог, ни царь и не герой». Наши предки это знали, и у них все получилось – причем, так, как до того невозможно было даже предположить.

Пора и нам дойти до этой несложной истины…
anlazz.livejournal.com/249430.html

@темы: попаданцы

09:31 

Прочтя "чёрный список" конгресса США, президент уподобился вороватому торгашу из кино

Змей
ОПЕРАЦИЯ "Ы" ГНОМОВЛАДЕЛЬЦА ПУТИНА

Президент прячет своих министров и олигархов за спинами дорогих россиян


Герой кинокомедии «Операция «Ы», вороватый директор торговой базы Петухов с высоты своего достатка в упор не видел мелких жуликов Балбеса, Труса и Бывалого. Но грянула ревизия, и Петухову срочно понадобилось скрыть недостачу украденных им товаров. Он решил инсценировать кражу со взломом, списав на взломщиков то, что спёр сам, и для того нанял развесёлую троицу. Директор предполагал заплатить за услугу 300 советских рублей, но не учёл, что Балбес из всей компании только один. На риторический вопрос «что нас может спасти от ревизии?» Трус с издёвкой уточнил: «Простите не нас, а вас!» После чего Бывалый, прижав Петухова к стенке, выдавил из него по 330 рублей каждому. Для 1965 года, когда снималась «Операция «Ы», сумма солидная – можно было мотоцикл с коляской купить и ещё несколько раз в хорошем ресторане гульнуть.

Дистанция между кремлёвскими попильшиками и подавляющим большинством граждан России куда длиннее, чем от вороватого директора до троицы нанятых им прохвостов. Однако реакция на ревизию у них та же. Сразу после публикации доклада Конгресса США с угрозой санкций против 210 упомянутых в нём министров и олигархов, Владимир Путин обратился к народу с речью очень похожей на петуховскую. По его словам: «Всех нас, все 146 миллионов занесли в какой-то список».

Дорогим россиянам ненавязчиво предлагают встать в общий строй с гражданином Израиля и налогоплательщиком Великобритании, Михаилом Фридманом, проплатившим славящий киевских карателей в Донбассе фильма «Киборги». С узбекским уголовником Алишером Усмановым, который также демонстративно отказался платить налоги в России, предпочитая пополнять казну европейских стран. С Игорем Сечиным, сделавшим из вроде бы контролируемой государством «Роснефти» частную лавочку своих эффективных менеджеров. (Официальные премии 11 членов правления за 2015-16 гг. – 4014,51 миллиона рублей, за январь-март 2017-го – 1454,27 миллиона, плюс многомиллионные оклады, плюс лично у Сечина загадочные «кредиты» почти на 3,2 миллиарда на приобретение акций компании). С самим Путиным, у которого одна дочь замужем за голландским бизнесменом, другая на французской вилле и только у одного из офшоров проверенного кума Сергея Ролдугина капитал в 18 миллиардов…

Расчёт Путина прост: народ должен в едином порыве встать стеной за всю шайку, отдать любимому вождю не менее 70% на выборах 18 марта, и в дальнейшем смиренно терпеть рост цен и снижение доходов. (В прошлом году, вопреки вранью президента опять упали). Старшие партнёры поймут, что этот народ не победить, и выкинут в урну все чёрные списки. Их герои с новыми силами продолжат вкладывать нажитые в России деньги в прекрасную Европу, скупая там акции, особняки, яхты и футбольные клубы. Пример хозяина «Челси» Романа Абрамовича и совладельца «Монако» Дмитрия Рыболовлева заразителен, а Рыболовлев ещё и счастливый обладатель пары очаровательных греческих островков, приобретённых для любимой дочурки. А чего экономить? Сын советского спортивного чиновника, комсомольский активист Михаил Прохоров на призыв вести себя поскромнее, ответил: «Гномики ещё накопают!»

Поскольку гномики позволяют себя обкрадывать, гномовладельцы в своём праве. Однако и гномы вправе пропускать мимо ушей «патриотическую» трепотню, которой ворьё прикрывает свои бизнес-интересы. Тем более её лживость признают даже те, кто ещё на прошлых выборах агитировал за Путина.

«В Кремле так любят разговоры о патриотизме, единстве страны, сплочении и мобилизации, но только тогда когда речь идёт о «подлом народишке», всяких там Нурбагандовых, Прохоренко, Пешковых и им подобных, которые должны за Россию умирать без страха и упрёка. Ведь они же граждане, россияне! – Издевается над агитпропом режима замредактора газеты «Завтра» Владислав Шурыгин. – Но как только очередь доходит до касты «неприкасаемых» до, так называемой «элиты» – чиновников и их родни, обслуживающих их гуманитариев (писателей, художников, журналистов и проч.) или спортсменов, то они тут же попадают под всяческие исключения. Много ли сыночков высших чиновников прошли через полтора десятка войн и военных конфликтов на территории России или с её участием за два десятка лет? Кто из них погиб за Россию? Да никто! Вот от передоза, перепоя, в «мазератти» на дне озера, или на мальдивском пляже – это да! Мрут! Это достойная смерть для элиты! А за страну в окопе – идете лесом! Это для быдла!»

Товарищ Шурыгин совершенно верно указал принципиальную разницу между порядками в современной России и её предшественниками – Российской Империей и Советским Союзом. В самые тяжёлые годы Великой Отечественной войны сыновья сталинских наркомов сражались на её фронтах, а их отцы не имели ни дворцов на Лазурном берегу, ни панамских офшоров. Достойно проявили себя на поле брани и многие сыновья высшей российской аристократии, включая членов императорской фамилии.

Не хотите так? Замечательно! Тогда платите вперёд по 330 каждому гномику. Иначе им нет никакого резона защищать правящих прохвостов от конкурентов. Покойный Милошевич и ещё живой Янукович подтвердят.
apn-spb.ru/opinions/article27652.htm

16:33 

Товарищ Артем поднимает шахтерское рабочее движение в Австралии и Донбассе

Тимур Хакимов

Федор Андреевич Сергеев, более известный как «товарищ Артем» (подписывался «Артем (Сергеев)»), (7 (19) марта 1883 года — 24 июля 1921 года) — российский революционер, советский политический деятель.Член РСДРП(б) с 1902 года, основатель Донецко-Криворожской советской республики, близкий друг Сергея Кирова и Иосифа Сталина. Родился в 1883 году в селе Глебово Фатежского уезда Курской губернии в семье государственного крестьянина Андрея Арефьевича Сергеева, ставшего подрядчиком-артельщиком по строительству. В 1888 вместе с семьей переехал в Екатеринослав, где в 1892—1901 учился в местном реальном училище, которое окончил. Затем с 1901 года обучался в Императорском Московском техническом училище (ныне МГТУ им. Баумана). В том же году вступил в РСДРП. 2 марта 1902 года организовал студенческую демонстрацию, был арестован, исключен из училища и полгода отсидел в воронежской тюрьме. Получив «волчий билет» (запрет обучаться в вузах России), решил продолжить образование за границей. В 1902 эмигрировал в Париж, где обучался в Русской высшей школе общественных наук М. Ковалевского, слушал лекции Ленина, сблизился с семьей известного ученого Мечникова.

15 марта 1903 года возвращается в Россию и начинает нелегальную революционную деятельность в Донбассе. В январе 1905 года прибыл в Харьков, работая на паровозостроительном заводе, организовал революционную группу «Вперед», готовившую вооруженное восстание, возглавил большевистскую организацию. В декабре возглавил восстание в Харькове, быстро подавленное войсками. В декабре 1909 Особое присутствие Харьковской Судебной палаты приговорило его к пожизненной ссылке в Восточную Сибирь. Этапирован в село Ипыманское на Ангаре, Иркутской губернии. В 1910 году бежал за границу через Японию, Корею, Китай в Австралию. Жил в Харбине, Нагасаки, Гонконге, в Шанхае около года проработал в качестве кули. К июню 1911 он появился в Австралии, где основную часть времени прожил в Брисбене. К концу 1911 стал влиятельным лидером в Ассоциации Русских Эмигрантов Брисбена. Участвовал в деятельности Австралийской Социалистической Рабочей Партии, за организацию несанкционированных митингов сидел в Брисбенской тюрьме. За усилия объединить русских и австралийских рабочих, с его слов, «как класс, единую общественную группу» Артема до сих пор помнят в кругу радикалов штата Квинсленд. Был известен под псевдонимом «Большой Том» и под именами Артем, Артимон, получил британское подданство. Эпизоды из его жизни положены в основу романа современного австралийского писателя Тома Кенилли «Народный поезд» (Tom Keneally, The People’s Train), опубликованного в 2009 г.1 мая 1917 организовал маевку в городе Дарвин, после чего вернулся в Россию через Владивосток. В июле 1917 прибыл в Харьков и вскоре возглавил большевистскую фракцию Харьковского совета, в 1918 году возглавил Донецко-Криворожскую советскую республику. Погиб в 1921 г. во время испытания аэровагона, возвращаясь из Тулы в Москву. Похоронен на Красной площади в Москве в братской могиле. Сын Артема, взятый после смерти отца на воспитание Сталиным, верил в то, что катастрофа была подстроена:— Катастрофа аэровагона, в котором возвращалась делегация после посещения Подмосковного угольного бассейна, судя по всему, была делом рук Троцкого…— Думаете, катастрофа была подстроена?— Безусловно. Как говорил Сталин, если случайность имеет политические последствия, к этому надо присмотреться. Выяснено, что путь аэровагона был завален камнями. Кроме того, было две комиссии. Одну возглавлял Енукидзе, и она увидела причину катастрофы в недостатках конструкции вагона, но Дзержинский говорил моей матери, что с этим нужно разобраться: камни с неба не падают. Дело в том, что для противодействия влиянию Троцкого Артем, по указанию Ленина, создавал Международный союз горнорабочих как наиболее передового отряда промышленного пролетариата. Оргкомитет этого союза был создан за несколько дней до катастрофы. Троцкий в то время представлял очень большую силу…»
oduvan.org/nashi-proekty/donbass-v-ogne/tovaris...

@темы: история, Украина, Россия, Донбасс

23:39 

Доступ к записи ограничен

adept-13
..разомкнуть оковы, да ключ потерян...сам себя я запер в стальную клетку...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:18 

гомерически ржу

Jess_nata
Чудес не бывает.
Этот господин просто сделал мой день:

«Боюсь, у нас нет олигархов, это концепция 1990-х годов. Сейчас у нас есть хорошие трудолюбивые бизнесмены, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, занимаясь ответственным делом» (с) Вице-премьер Аркадий Дворкович в эфире Bloomberg-TV.

Нет больше олигархов. Ну, на нет и суда нет ;-) :-D:-D:-D:-D:-D:-D:-D:-D

@темы: сцеживание яда, политика, Музей уродов

11:36 

Доступ к записи ограничен

Arvenever
Слышишь?Никогда не сдавайся!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:21 

Бранд
Coeur-de-Lion & Mastermind
Ночью умер Мастер. Скорее даже утром, оставлял его на ночь в комнате, слышал, как он копошился около пяти-шести часов утра. Уже вечером был очень заторможенный и на ощупь прохладный, так что я был почти уверен, что он до утра не дотянет. Почистил ему последний раз всю клетку и домик, чтобы был максимальный комфорт, положил теплую тряпочку, колесо уже ночью переставил по наследству Адрику, а то с пластиковым на подставке у того не задалось, последние хомячки предпочитают железные игрушки.
Мастер прожил у нас 20 месяцев, 28 дней и еще примерно полсуток.
Для хомяка с диабетом весьма солидно, тем более на деле он еще на пару месяцев старше, но хотелось верить, что он будет продолжать всех перехитрять и проживет еще дольше. Был активен до предпоследнего дня.

***
У меня есть маленький черный хомячок,
Галстук аракчеевский - бел воротничок,
Ушки кверху рожками, вострые резцы,
Колесом вращаются всех дорог концы.

В домике с окошками полная труба,
Время быстро капает и судьба слепа.
Что трещит за щечками? Клевер: "плоть - трава".
Жизнь сладка, да в сладости тоже не права.

сентябрь 2016

@темы: Хомяк Мастер

01:39 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:16 

Доступ к записи ограничен

Arvenever
Слышишь?Никогда не сдавайся!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:17 

Доступ к записи ограничен

Arvenever
Слышишь?Никогда не сдавайся!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:00 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:28 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:20 

кстати..

l_ora
И это пройдет..
23.12.2017 в 19:54
Пишет Insistance:

Плата за коллективную антенну
В Едином Платежном документе за декабрь обнаружилась строка Антенна стоимостью 204 рубля. В процессе выяснения ситуации в Моих Документах узнали, что это плата за коллективную (подъездную) антенну. На вопрос "Какого хрена, мы ни с кем никаких договоров не подписывали" сказали, что такой новогодний подарочек подкинули почти всем и что для узнавания деталей нужно звонить 8 800 100 98 34. И дали бумажку с адресами офисов:
Сущевский вал 26 (м. Марьина Роща)
Гончарная 26 (м. Таганская)
Арбат 46 (м. Смоленская)

Я позвонила. Оказалось, что Ростелеком провел аудит и видимо кто-то из менеджеров захотел себе хороший бонус по итогам декабря. У моих родителей заявку на отключение приняли прямо по телефону, мне сказали написать заявление в свободной форме на электронный адрес. Обещают платежку за декабрь перевыставить и советуют пока не платить.

Проверьте, не пытаются ли и с вас брать деньги за ненужную услушу и если это так - скорее отключайте. Почти 2.5 тысячи в год можно потратить с гораздо большей пользой.

URL записи

@темы: факты

Полупустыня

главная